Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Топонимические прогулки по Крыму

Загадка Кеппена

Крым. Скала Шаан-Кая
Скала Шаан-Кая (фото mountain.ru)

«На границе Гурзуфской и Никитской, от Гурзуфа, как говорят не менее трёх часов езды, на яйле, при дороге из Никиты в Бююк-Ёзенбаш есть урочище называемое Грамата, или, по-татарски Язлы-Таш, т.е. «камень с надписью». П. Кеппен «Крымский сборник» 1837 г.

Первое подробное историко-археологическое описание гор Таврических сделано российским немцем дотошно и в опоре на собственные наблюдения. Но многочисленные древности Южного Крыма, материальное воплощение чуть ли не легендарных античных свидетельств, отодвинули в тень какой-то камень с надписью, «которая, как говорят, не татарская и состоя строках в двух, писана красною краскою». Так что до заброшенного высоко в горы урочища руки у исследователя не дошли. А жаль, потому что вспоминают о камне уже в другую эпоху, туристскую, и вот какими словами: «Проходя от края яйлы к северу, вы встретите на плоскости яйлы столб, называемый Граммата... Были ли на этом камне какие либо надписи, судить теперь трудно. Одно несомненно, что сталактитовый столб Граммата памятник не исторический, а геологический и представляет с этой стороны высокий интерес» (А. Безчинский. Путеводитель по Крыму. 1902 г.). Лет через десять гидрогеолог Н. Рухлов видел «...на отлогой поляне остатки сталагмитов, из которых уцелел один, остальные разбросаны по соседству». Последующие упоминания о Язлы-Таше сделаны уже в мемуарном жанре.

Напрашивается вопрос: почему сталактит? Современная классификация натёчных карстовых форм обязывает его свисать с потолка. Сталагмит или сталагнат, то есть, растущую от пола колонну, представить уже легче, но вне пещеры? Поэтому лет двадцать с лишком назад, когда автор впервые отправился на поиски, слова эти представлялись скорее художественным образом, отнесённым к необычной фигуре выветривания.

Начало Бююк-Ёзенбашской дороги уже давно затерялось в густой сети противопожарных трасс основания Скриниты — Никитского отрога Главной гряды. Выше, к западу от мощной треугольной скалы Шаан-Кая, остаётся единственная ветвь, которая под названием Устрея-Богаз выводит на яйлинские луга. Минуя трехэтажные утёсы Айлия-Сырым — они слева — и перебравшись через пологий холм Никита-Буруну, дорога соединяется с поднимающейся со стороны Гурзуфа тропой Кардыч-Йол. Отсюда уже недалеко до обращённых к Ялте отвесных пластов Хатмерлера и Граматы. Это пока только горка Грамата, она известна по карте, а где же сам столб? Немало довелось попетлять по всем плоским, а заодно и ухабистым окрестным местам, полянам и густым соснякам, забираясь в безнадёжно удалённые от дороги углы, но безрезультатно. Все сколько-нибудь выделяющиеся скалки оказались рядовыми зазубринами многометровой толщи известнякового плато. Уж не ради ли красного словца разбрасывались терминами авторы путеводителей? Не будем спешить.

Мимо конической Авинды, высшей точки Никитского нагорья, проходим на асфальтированную ленту Романовского шоссе. Неподалёку, у горы Мартын-Кош, — Никитский перевал, он отмечен знаком. Еще пару километров в обход крутых верховий реки Авунды — остановка. Слева от шоссе, в невысоком обрыве протяженной гряды Гурзуфской яйлы, — сквозное отверстие, фрагмент древней пещеры. Заметна дыра и снизу, но как удержаться и не пройти самому по некогда водоносной галерее, ведь это одна из немногих дыр на главной гряде, и, конечно, выше всех расположенная.

Дальше по курсу — Беседка Ветров, она на бровке горы Хасар, обязанной названием своим глубоким трещинам на плоской вершине. Не доходя горы, переваливаем через невысокую гривку справа от дороги. Здесь, на луговине сбегающего к ущелью Авунды склона, в один из октябрьских дней 1982 года, предстала перед глазами одинокая, в рост человека, скала-стела. На лицевой, обращённой к вечернему солнцу стороне её, природа вылепила подобие геральдического щита, придающего изваянию торжественный вид. При ближайшем рассмотрении отчётливо проступает слоистость — да ведь это же сталагнат, пристеночный карстовый натёк! Время смыло рельеф, уничтожило стены пещеры, оставив на память редчайший каприз ландшафта. Значит, не миф «сталагмит» Язлы-Таш, да простим терминологическую неточность. Но где же он сам, ведь перед нами пока лишь его собрат? Выходит, поиск не окончен, тем более, что камню этому посвящена легенда — о девушке и семи её братьях, истории гибели их в неравном бою, кровью записанной на языке, ныне забытом. Крымские легенды привязаны обычно к местам совершенно конкретным и известным, и только легенда об Ифигении повисла в воздухе — не даёт покоя археологам розыск святилища таврской богини Девы, а уж наша — «О письменах на камне близ Никиты» — может надеяться исключительно на любителей романтики.

И. Л. Белянский

Было опубликовано: «Таврические ведомости» 1994 г., № 25; "Топонимика Крыма 2010", 2010, с. 76-77.

на верх страницы - Топонимические прогулки по Крыму - на главную


 
Поиск по алфавиту
А Б В Г Д
ЕЁ Ж З ИЙ К
Л М Н О П
Р С Т У Ф
Х Ц Ч Ш Щ
ЪЬ Ы Э Ю Я

 
Форма поиска топонимов
Словарик значений слов
Дополнительные материалы
Заметки по топонимике
Происхождение названий
Феномены топонимов
Топонимические тайны
Теоретические основы
Условия формирования
Лексика топонимов Крыма
Словотворный анализ слов
Топонимический полуостров
Взаимодействие культур
Топомика Крыма (статьи)
Топонимические прогулки - 1
Топонимические прогулки - 2
Топонимические прогулки - 3
Топонимические легенды
Библиографический список
 



Достопримечательности Крыма
-неизвестное об известном-

Судакская крепость в Судаке

Пещерные города Крыма - Эски-Кермен

Чёрное море природа рыбы птицы

 


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования