Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Топонимические прогулки по Крыму

Демерджи знакомая и незнакомая
окончание

назад

Каменные изваяния Долины Привидений - Армиси-Хаялары
Каменные изваяния Долины Привидений - Армиси-Хаялары (фото alushta.org)

Круто сбежав между «привидениями», тропа вливается в грунтовую дорогу, очерчивающую подножье горы, и вскоре мы у родника Эски-Койнун-Су, среди вековых орехов и глыб хаоса. Место, где была старая деревня Демерджи, так и зовется — Эски-Кой. Мимо развалин средневековой крепости Фуны, занимающей холм Кельсенын-Хаясы, спускаемся в уютное урочище Бахчалар — несколько крохотных прудов спрятались в заросших остатках старинного сада. Рядом шоссе в Лучистое, прежде Новая Демерджи.

Появилось оно сравнительно недавно. Обвал, накрывший днем 4 апреля 1894 года четыре дома пристроенной ещё в средние века к Фуне деревушки, позднее переименованной в Демерджи, убедил жителей перебраться в безопасное, хотя и не столь удобное место. Глыбовый хаос, впрочем, возник не одномоментно. Исследование возраста лишайников на поверхности отрыва показало, что формироваться он начал значительно раньше. Продолжала сыпаться гора и по наше время. И спасибо, что мимо домов, потому что в то время, через какие-то восемь лет, новая деревня, по выражению путеводителя 1902 года, уже «чистенькая и опрятная». Словно и не было драматического переселения, события в местном масштабе эпохального...

От северной окраины Лучистого мимо белой каптажной будки источника Ай-Костанди (именно он определил выбор 1894 года), пересекаем серые языки полей и направляемся на поляны южного склона горы — Тюрпукляны-Тогай. Набитая тропа уводит в лес, вскоре на несколько метров её сжимают невысокие скалы — это Тарлах, Теснина. В горных селениях жили лесом и раскинувшимися на плоскогорьях пастбищами, потому и тропы туда проводили основательные — с вымосткой, крепидами, кое-где врубаясь в каменный монолит. Вот и наша тропа, если присмотреться, выполнена по всем правилам дорожного искусства и не одну сотню лет выдерживает дожди и талые воды.

Крутые склоны горы за Тарлахом — лес Харатан, над ним величественный утес Харатан-Хая, пока скрытый деревьями. Вход в следующее урочище отмечен деревянной калиткой, вероятно для предупреждения нежелательных путешествий отгоняемой туда скотины. Калитку за собой закроем и вскоре на пути непостоянный ручей оврага Кобетке, ниже называемого Махман-Дере или Милья.

Открываются луга двугорбого отрога Демерджи — Кобеткенын-Бурну. Стоит пройти к его южной оконечности с каскадом скальных обнажений над раздвоенным оврагом Дюфенын. После ветвистого тоннеля утоляем недостаток впечатлений видом на только что пройденную вдоль подножья корону юго-восточной бровки Демерджи — прихотливый гребень Аленги, ребристую Харатан-Хая и унизанную столбами выветривания Туар-Хошлар. На северо-востоке громоздится утесами внушительная ступень основания Демерджи-Яйлы — Шан-Хая. Её от нас отделяет глубокий овраг Биюк-Дере. Возвратившись на тропу, проходим на северо-запад по конгломератовым лбам его верховья — урочища Джурла с водопадом, полянами, развесистыми буками. Впереди наклонная луговина с белеющими обломками известняковой стены горы Еркян-Кая, а дорожка уводит вправо, в тень оврага, к роднику Чобан-Чохрах. Выложенное камнем аккуратное корыто, плита с надписью арабской вязью — в горах Крыма другого такого, пожалуй, не сохранилось.

Следующие полчаса сложнее — вдоль сухого русла до первой развилки и между ветвями оврага напряженный подъём на север, на высоту 1243,7 — Байрах-Хая, Флаг-Скала. Отвесы скальных пластов, уходящие по обе стороны склона, издалека действительно похожи на расправленные ветром старинные треугольные флаги. На подставленных солнцу и зимним метелям кручах уцепилось семейство тенелюбивого тиса. Лишившись букового прикрытия, тисы прижались к скале, запустили свои ветви во все углубления и, похоже, намерены просуществовать ещё долго. Вот только потомство в этом суровом месте вряд ли появится.

Северо-западный сектор панорамы занимают холмистые волны Демерджи-Яйлы. Центральную её часть называют также Хасарлых. Прямого аналога слову хасар в русском языке нет, возможен перевод «провал», причем не любой, а только на яйле, то, что принято сейчас называть карстовым колодцем, воронкой, просадком.

На очереди спуск по лесистому восточному отрогу; в километре от вершины его перегораживают три пояса скал, средний — Басамах — непроходим, но наша цель — верхний. Здесь, на обращённом в сторону побережья утёсе, выветривание обнажило крохотную карстовую пещерку. Тремя большими окнами смотрит она на три стороны света, истонченные дуги перемычек напоминают аркбутаны готического собора. Сидя в «беседке», замечаешь любопытный пространственный фокус: впереди, метрах в сорока, на гребне следующего книзу Басамаха, поднимаются три симметричных зубца, центральный чуть выше и точно указывает на один из бугров Чуплах-Хыра, протянувшегося к горе Малаба продолжения Кобеткенын-Бурну. На тот самый бугор, где хорошо известный археологам таврский могильник. Мало того, по компасу определяем направление: точно на юг!

Если от пещеры спуститься по лесу на север, можно пополнить запасы воды в небольшом родничке Чогун-Али и подготовиться к последнему испытанию на маршруте — штурму в лоб восточного форпоста Демерджи-Яйлы — горы Диплис. Отдохнув на вершине, торопимся к самому, пожалуй, эффектному северо-восточному краю плато, где мощные зубчатые гребни стремительно падают в долину Улу-Узени. Это Тарах-Хая, Гребень-Скала.

Обладателям фототехники или хотя бы невооружённого художественного взгляда ни к чему эпитеты, которые можно было бы здесь нагромоздить. Ограничимся советом любителям экстремального туризма: спуститься по осыпям одного из двух самых глубоких кулуаров к ручью Кара-Узеньчик (он впадает в Улу-Узень немного ниже водопада Джур-Джур) и попытаться уехать домой из Генеральского. Те, кто не хочет рисковать, могут пройти на запад в широкую долину Курлюк-Баш (или Котёл) и километра через полтора за поляной свернуть на бывшую дорогу, а теперь тропу, петляющую высоко над левым берегом Курлюк-Су. В устье, у лесничества, ожидая троллейбус, обратим внимание на следующее: прежде самое узкое место в долине Ангары было ещё уже, ныне правый борт теснины срезан для широкого полотна шоссе, а поросшая травой старая дорога забирается метров на пятнадцать над рекой. Препятствие отразилось в топонимии урочища: Демир-Хапу — Железные Ворота. На лесистых хребтах по обе от него стороны — чуть заметные остатки древних стен — Таш-Хабах. А небольшой навес на левом берегу недалеко от одинокого дерева легенда или быль связывает с именем небезызвестного искателя приключений — Алим-Айдамах-Хобасы.

И. Л. Белянский

Было опубликовано: «Известия Крымского Республиканского Краеведческого Музея», 1994 г., № 8, с. 10-18; "Топонимика Крыма 2010", 2010, с. 72-76.

к началу статьи

на верх страницы - назад - Топонимические прогулки по Крыму - на главную


 
Поиск по алфавиту
А Б В Г Д
ЕЁ Ж З ИЙ К
Л М Н О П
Р С Т У Ф
Х Ц Ч Ш Щ
ЪЬ Ы Э Ю Я

 
Форма поиска топонимов
Словарик значений слов
Дополнительные материалы
Заметки по топонимике
Происхождение названий
Феномены топонимов
Топонимические тайны
Теоретические основы
Условия формирования
Лексика топонимов Крыма
Словотворный анализ слов
Топонимический полуостров
Взаимодействие культур
Топомика Крыма (статьи)
Топонимические прогулки - 1
Топонимические прогулки - 2
Топонимические прогулки - 3
Топонимические легенды
Библиографический список
 



Достопримечательности Крыма
-неизвестное об известном-

Судакская крепость в Судаке

Пещерные города Крыма - Эски-Кермен

Чёрное море природа рыбы птицы

 


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования