Большой топонимический словарь Крыма
Вернуться на портал "Киммерия"

 


 

Топонимические легенды Крыма.

О скалах Елькен-Кая у горы Опук

Поднимай парус, старый корабль, крепи снасти. Будет шторм!

Много штормов пережил Ерги Псарас, не думал, что впереди ещё самый страшный. Давно не выходил он в море и жил в покое на старости лет. Каменные склады в гавани ломились от его товаров; мраморный дворец Псараса считался красой Пантикапеи, а юноша-сын заставлял сильнее биться женские сердца.

Пора было выбрать для него достойную, и Ерги Псарас, казалось, нашёл одну. По воле отца сын часто навещал дом купца из Кафы, но возвращался от невесты всегда задумчивый и печальный.
- Любовь, видно, такая госпожа, смеялся старик, что если кто подчинится ей, она схватит за волосы и отведёт на рынок невольников. Вот и тебя тоже.

Не спорил сын, думая о той, которую любил. Та, другая, жила в дальней деревне, куда сын Ерги Псараса наезжал, чтобы купить пшеницу. Морщинки уже побежали по её лицу и голос не звучал по-девичьи. Но в глазах жил весёлый смех и каждое движение её звало радость. И, встретив её, юноша почувствовал, как подёрнулись глаза пьяным туманом, и цепи любви, сильнее оков, обвили его, как преступника.

А она узнала слёзы от счастья и горе от любви и поняла, что поздний призыв к жизни может быть сильнее смерти.
- Кому, как не мне, горевать, кому, как не мне, тосковать; у всех под окном поют соловьи, но весна обошла мою дверь.

И думала о своём мальчике, которого отняли у неё в давние дни. И вспоминала рыбака-мужа, и ревнивый нрав его, и жестокую расправу с ней. Его звали также Ерги, но, кроме рыбачьей ладьи, у него не было ничего другого, и жил он на прибрежье Сугдеи, далеко от пантикапейских берегов. Не делилась женщина своею скорбной думой с юношей, боялась затмить светлую минуту встречи. И без того часто печален был он, и слеза сбегала с его глаз. И замечая это, она прижималась к его устам в замирающем поцелуе и, обвивая его стан нежной рукой, напевала старинную песенку:

Любовь без горя, любовь без слёз,
То же, что море без бурь и гроз.

А между тем отец торопил своего сына: корабль уже был готов, чтобы идти в Кафу за невестой. Ждали только попутного ветра - поднять паруса. И когда ветер зашумел от Камыш-буруна, Ерги Псарас позвал сына.
- Пора выходить в море.

Хотел сказать что-то сын, но увидел суровое лицо отца, и замерло его слово. К ночи вышел корабль из гавани, и тогда слуга подал старику свиток.
- Тебе от сына.

Прочёл Ерги Псарас. Если бы ураган, который поднялся в груди его, мог вырваться на волю, он сравнял бы всю землю на пути от Пантикапеи до Кафы. И если бы свинец туч, нависших над Митридатом, опустился на голову старика, он не показался бы более тяжёлым, чем правда, которую узнал Ерги Псарас из письма сына.
- Пусть будет трижды проклято имя этой женщины. И лучше своей рукой убить сына, чем он станет мужем своей матери. Поднимай паруса, старый корабль, служи последнюю службу.

И Ерги Псарас кричал корабельщикам об отчале.
- С ума сошёл старик, ворчали люди.
- Шторм, какого не бывало, а корабль, как дырявое решето.

Но звякнули поднятые якоря, и рванулось вперёд старое судно. Как в былые дни, сам Ерги направлял его бег, и забыли оба, что один дряхлее другого. Гудел ураган. Взмётная волна захлёстывала борта, от ударов её трещал корабельный стан.
- В трюмах течь, крикнул шкипер.

Вздрогнул Ерги, но, увидев впереди мачтовый огонь, велел только прибавить парусов. Точно взлетел на воздух его корабль, одним взмахом прорезал несколько перекатов волны; вместе с бешеным валом упал в бездну, почти коснулся морского дна и снова бросился на огромный, как гора, гребень. И с вершины его увидел Ерги Псарас, всего в нескольких локтях от себя, корабль сына. И был миг, когда оба корабля, став рядом, коснулись бортами. Белая молния рассекла чёрное небо, страшным ударом расколола береговой утёс, разбила край Опук-горы и обрушила его в залив тысячью обломков.

Покрылся залив белой пеной, сквозь тучи пробился свет луны, и узнал Ерги сына и женщину с золотистыми волосами. Узнал Ерги эти волосы и крикнул сыну, пересиливая ураган:
- Она твоя мать, будьте оба прокляты!

Налетел новый шквал, уходивший гребнем к небу, бросил всех на дно развернувшейся пучины, и исчезли они навсегда в морских недрах. Так было. Верьте.

А на том месте, где случилось, увидели люди потом две скалы и приняли их за корабли, догоняющие друг друга. Пробегают суда мимо этих скал, видят их люди и принимают по-прежнему за корабли, а подойдя ближе, улыбаются своему обману.

И не знают, что в обмане - правда.

на верх страницы - Топонимические легенды Крыма - на главную


 
Поиск по алфавиту
А Б В Г Д
ЕЁ Ж З ИЙ К
Л М Н О П
Р С Т У Ф
Х Ц Ч Ш Щ
ЪЬ Ы Э Ю Я

 
Форма поиска топонимов
Словарик значений слов
Дополнительные материалы
Заметки по топонимике
Происхождение названий
Феномены топонимов
Топонимические тайны
Теоретические основы
Условия формирования
Лексика топонимов Крыма
Словотворный анализ слов
Топонимический полуостров
Взаимодействие культур
Топомика Крыма (статьи)
Топонимические прогулки - 1
Топонимические прогулки - 2
Топонимические прогулки - 3
Топонимические легенды
Библиографический список
 



Достопримечательности Крыма
-неизвестное об известном-

Судакская крепость в Судаке

Пещерные города Крыма - Эски-Кермен

Чёрное море природа рыбы птицы

 


Вернуться на портал "Киммерия"

© KWD 2002-2017 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования